атриум-алфавит

Сиркка Рикка

Вам всем, несомненно, очень интересно и важно узнать, что сегодня я заглянул в один подвальчик, а именно в благотворительный магазин SkArB, который хоть и называется магазином одежды, но продаётся там не только одежда, а также и разные другие вещи, бывшие в употреблении - иногда довольно сильно бывшие, зато по таким ценам, которые я бы назвал символическими. Например, грампластинки.

Сегодняшний мой улов - пластинка знаменитой в своё время петрозаводской певицы, солистки Карельской Государственной Филармонии и ансамбля "Кантеле" Сиркки Андреевны Рикка. Откровенно говоря, до сих пор я даже не знал, что у неё выходили пластинки на "Мелодии", а оказалось, что да; об этом можно узнать здесь и здесь. Вот как Сиркка Рикка - бабушки моей ровесница, между прочим! - выглядела в юности:

СИРККА РИККА (1912 - 2002)
Фото: Национальный Архив Республики Карелия

Целиком конверт в сканер не влезает, поэтому я отсканировал только аннотацию Ирмы Яунзем.

Collapse )

Обратите внимание на цену в правом нижнем углу. Она перечёркнута, а затем вписана новая: одна копейка. Это означает, что пластинка была уценена. В советское время существовала такая практика: если товар долго не продавался, его уценивали - иногда, как в данном случае, даже до цены коробка спичек.

Слышал я однажды от одной местной тётки - тоже из американских финнов, как и Сиркка Рикка - такую странную присказку: курица - не птица, Сиркка Рикка - не певица*. Похоже, потомки американских финнов её недолюбливали, хотя вообще-то она очень даже певица.

Специально для Дмитрия Шушуева добавлю, что, кроме грампластинки, купил в этом магазинчике ещё книгу про Поля Робсона из серии ЖЗЛ, уже начал её читать и собираюсь продолжить, как только допишу этот пост. Поля Робсона я очень уважаю. Он и в самом деле замечательный человек. Жаль, что они с Сирккой Андреевной никогда не пели дуэтом.

*Вместо обычного "Финляндия - не заграница".
атриум-алфавит

Несколько фото со вчерашнего концерта

СИМФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР КАРЕЛЬСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ФИЛАРМОНИИ. ДИРИЖЁР - АЛЕКСЕЙ НЬЯГА. 1 ОКТЯБРЯ 2021 ГОДА
Фото © Леонида Николаева

На фото: пианист Евгений Михайлов и симфонический оркестр Карельской Государственной Филармонии под управлением Алексея Деголовича Ньяги исполняют "Прометея" Скрябина - с "партией света", как и задумал композитор. Во вчерашнем концерте, кстати, прозвучал и "Марс, вестник войны" из "Планет" Густава Холста, более известный поклонникам прогрессивного рока как композиция The Devil's Triangle с альбома In the Wake of Poseidon группы King Crimson.

Collapse )
атриум-алфавит

56

56

В детстве мы часто слышим: "это было ещё до твоего рождения", "тебя тогда ещё не было на свете" и тому подобное. Понять это ребёнку непросто*. Вот как я сам когда-то объяснял этот вопрос:

- Нет, я был. Просто я был такой маленький, что меня никто не видел, и пищал так тоненько, что меня никто не слышал.

Сам я такого не помню, но мама часто вспоминала и любила об этом рассказывать.

*Взрослому - вообще-то тоже, но взрослые обычно предпочитают о таких вещах не задумываться: есть ведь дела поважнее!
атриум-алфавит

Ларри Финк, The Beats, конец 1950-х

В 1958 году, в возрасте восемнадцати лет, фотограф Ларри Финк покинул дом своего детства на Лонг-Айленде и переехал в однокомнатную квартиру в Гринвич-Виллидж. Финка сразу же заинтересовала контркультура Нью-Йорка, и вскоре он встретил группу художников, писателей и музыкантов, связанных с поздней стадией битового движения.

LARRY FINK I

В эту группу, которую Финк называет «иллюзорными революционерами», входили художник и писатель Лоуренс Ле Клер, поэты Амири Барака (Лерой Джонс) и Роберт Кордье. Хотя Финк и разделял гедонистические наклонности этих художников, он никогда не чувствовал себя желанным среди них - дистанцию, которую он объясняет в значительной степени своим марксизмом. Однако он считал, что группе «отчаянно нужен фотограф, чтобы быть с ними, чтобы придать им значимость, жить внутри них, записывать и кодировать их осторожное, но неясное существование». Финк охотно взял на себя эту роль.

LARRY FINK II

Вскоре после того, как он прибыл в Нью-Йорк, он отправился с группой в поездку в Хьюстон и Мексику. Финк писал: «Несмотря на марксизм, меня призвали на службу, чтобы быть в дороге. Моей судьбой было уготовано присоединиться к Beats из-за моей склонности к наркотикам, гневу и поэзии».


Collapse )

Текст и фото любезно предоставлены ngasanova.
атриум-алфавит

Das Brot der frühen Jahre

Если бы меня попросили перечислить книги, оказавшие на меня в течение всей моей жизни значительное влияние, мне пришлось бы составить довольно объёмистый перечень: я очень рано научился читать (это немудрено, когда родился в семье библиофилов!), всегда, с самого сопливого детства читал очень много, и продолжаю читать, причём не какие-нибудь там pdf или fb2 в электронной "читалке", а самые настоящие книги из бумаги, переплетённые - иногда даже мною собственноручно, это ведь моя профессия! - в коленкор, ледерин или бумвинил, книги, в которые можно уткнуться носом и почувствовать их специфический книжный запах. Но изо всех книг, которые я включил бы в этот список "книг, сделавших меня тем, что я есть", я выделяю две, о которых могу сказать лишь одно: они просто от первого до последнего слова обо мне, и как только я их прочёл, я сказал себе: вот, именно так я хочу жить. И сейчас, по прошествии многих лет, могу прибавить к этому, что остался верен этому решению: в точности так, как герои этих книг, я живу.

Эти две книги я уже упоминал раньше. Одна - "Голод" Кнута Гамсуна; именно она, как уже было сказано, вдохновила меня в начале девяностых переехать в Петрозаводск. Я прочёл её в шестнадцать лет в дореволюционном издании с "ятями" - других тогда не было, Гамсуна ведь в советское время не издавали!* - и до сих пор не воспринимаю современные переиздания, не говоря уже о других переводах. Вторая - это "Хлеб ранних лет" Генриха Бёлля. Возможно, кому-то это покажется смешным, но из этой книги происходят две мои привычки или даже странности: в булочной я всегда покупаю гораздо больше хлеба, чем мне требуется, а ещё, подражая отцу главного героя, нарезаю всю ненужную бумагу на маленькие прямоугольнички, чтобы писать на них самому себе записки для памяти.



Вообще-то к этим двум можно было бы добавить и третью - "Над пропастью во ржи" Сэлинджера; но это как-то уж настолько само собой разумеется, что я даже писать об этом не вижу никакого смысла.

Х. В. Колфилд. Холден Витамин Колфилд.

*Оказалось, что всё-таки издавали (см. комментарии).

Рассел Смит. "Гурджиев: космические секреты". Обсуждения. Фрагмент 14.

Цитата.    Заключительная часть  четвертой главы  ФА.

   Наше исследование структуры осцилляций позволит нам понять появление самой Жизни. Одна из первых молекул, формирующих Жизнь, – РНК молекула. Термин РНК расшифровывается как рибонуклеиновая кислота. Ученые открыли три отдельных вида РНК: матричная (информационная) РНК (мРНК), транспортная РНК (тРНК) и рибосомная РНК (рРНК).

Мы не будем проводить здесь урок биологии, однако коснёмся основных «минимально необходимых» сведений, чтобы выявить соответствие одной из этих молекул РНК (транспортной РНК) структуре осцилляций Закона Семи.

Цепи матричной РНК конфигурируются вдоль секций молекулы ДНК. Эти цепи переносят содержащийся в ДНК код [о том, как организовать аминокислоты в протеины] к месту нахождения рибосомы. В рибосоме этот код прочитывается. Сюда же подходят молекулы транспортной РНК, каждая из которых переносит одну из 20 различных аминокислот, используемых при синтезе протеина. При соответствии с кодоном в цепи матричной РНК транспортные РНК прочитывают код и присоединяют отдельные аминокислоты в соответствующем месте в последовательность.

Теперь давайте рассмотрим уникальную структуру транспортной РНК:

рис. 1
рис. 1
Collapse )
атриум-алфавит

Шматович читает Зельдовича

Пока нормальные люди целыми днями, света белого не видя, репетируют программу очередного фестиваля RUSKEALA SYMPHONY, ненормальные (то есть я) занимаются вот чем. Вы можете смеяться и обзываться, сколько вам будет угодно, но да, я как-то ухитрился дожить до пятидесяти шести (почти что) лет, имея довольно смутное представление о функциональных рядах, и только сегодня наконец-то понял, как раскладывать функцию в ряд Тейлора, а также зачем это делать, почему это так важно и какой я был дурак, что не понимал этого раньше. Кстати сказать, единственной книгой в моей домашней библиотеке, где я нашёл простое и достаточно внятное объяснение всего этого, оказалась "Высшая математика для начинающих" Зельдовича, а вовсе не Фихтенгольц - хотя и до Фихтенгольца я тоже, إِنْ شَاءَ ٱللَّٰهُ‎, когда-нибудь дорасту; вон он, стоит на полке, все три тома.

Я. Б. ЗЕЛЬДОВИЧ. ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ. ФИЗМАТГИЗ, 1963

А началось-то всё с того, что, сунувшись в "Квантовую теорию" Дэвида Бома, я на первой же странице столкнулся с предупреждением автора: "...совершенно невозможно последовательно изложить квантовую теорию без использования методов разложения в ряд Фурье, поэтому предполагается, что читатель в основном знаком..." и так далее. Попытался разобраться с рядами Фурье - и быстро убедился, что моё представление о рядах - вообще о рядах, какой уж там Фурье! - так и застряло на уровне широко известного анекдота о бесконечном числе математиков, которые заходят в бар и заказывают пиво.

Не знаю, как бы я жил дальше, если бы не Зельдович. Чувствую себя сейчас примерно как Архимед, когда он голый выскочил из ванны и бежал по улице, крича "Эврика!". Если у кого-нибудь из вас, товарищи, есть не очень сложная функция, которую нужно срочно разложить в ряд Тейлора - обращайтесь*.

*Это была шутка.
атриум-алфавит

Бася

БАСЯ
Фото Дианы Шматович

Сегодня умерла ещё одна наша кошка - Бася. Она была довольно невзрачная и очень тихая, умела, смешно растопырившись, лежать на подлокотнике дивана (что можно увидеть на фото), а ещё при всей своей замухрышечной внешности никогда не упускала случая забеременеть, и она единственная изо всех наших кошек, у которой были котята.

Теперь у нас только четверо: два кота и две кошки. Придётся как-то к этому привыкать.

Есть, конечно, и другие новости, но нет сил рассказывать - очень устаю на новой работе.
атриум-алфавит

Времени уже не будет

Сегодня, в День Победы, предлагаю всем - в том числе и тем, кто считает такую музыку "не очень своей" или даже "совсем не своей" - послушать "Квартет на конец времени" французского композитора Оливье Мессиана.



Этот квартет был написан Мессианом во время войны в лагере для военнопленных. Там же и прозвучал впервые в исполнении автора и ещё троих заключённых. Этим, кстати, и объясняется странный выбор инструментов: пришлось исходить из того, каких музыкантов удалось найти в лагере. Оливье Мессиан не был героем войны; он просто продолжал работать, несмотря ни на что, даже в условиях, прямо скажем, не самых подходящих для творчества. У меня это качество вызывает уважение.