Олег Шматович (m_u_s_t_a_f_a) wrote,
Олег Шматович
m_u_s_t_a_f_a

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Вот и ещё один некролог...

Прошлой ночью неожиданно написала мне комментарий к одному давнему посту моя двоюродная сестра Оксана - сообщила, что ещё летом умер от инфаркта её отец, папин брат Леонид Станиславович Шматович, тот самый дядя Лёня, о котором я когда-то уже рассказывал. Добавить мне к этому нечего; вот только ещё одна старая фотокарточка, на которой мой папа (он слева) и дядя Лёня (справа) сидят на руках у своего отца, соответственно моего деда Станислава Медардовича Шматовича, которого я никогда не видел - он умер незадолго до моего рождения. Судя по возрасту детей, снимок мог быть сделан в начале сороковых годов, а уточнить уже не у кого.

СТАНИСЛАВ СТАНИСЛАВОВИЧ - СТАНИСЛАВ МЕДАРДОВИЧ - ЛЕОНИД СТАНИСЛАВОВИЧ

У Станислава Медардовича были две сестры - Юлия и Ядвига. Они жили в самом центре Москвы, в угловом доме с полукруглыми окошками, который был пристроен к Военторгу (или, наоборот, Военторг был к нему пристроен - судя по архитектуре, его всё-таки построили позже). Когда мы с мамой проходили мимо этого дома, она обязательно показывала мне на эти окошки и говорила: вот, здесь живут тётя Юля и тётя Ядя. Моё детское воображение тут же рисовало мне этих белорусско-польских бабушек в точности, как у Цветаевой: продолговатый и твёрдый овал, чёрного платья раструбы, хотя они наверняка были совсем другими, и руки их ни в каких залах дворца вальсы Шопена не играли - но мне казалось, что в таком доме не могут жить обычные дяденьки и тётеньки, а только "люди из раньшего времени", да и имя одной из двоюродных моих бабушек такое непривычное, нерусское - Ядвига.

Бабушек этих я, кажется, никогда не видел даже в самом сопливом возрасте, когда мои родители ещё жили вместе, и теперь уже никогда не увижу. Да и Военторга-то уже нет. Но всё так же, как и в детстве, мне кажется, что в старых московских домах живут не обычные люди, а какие-то особенные, и всякий раз, оказавшись в Москве, я часами блуждаю по переулкам моего родного города, где не только каждая трещина на асфальте когда-то была мне знакома, но даже в некоторых булочных были у меня знакомые коты - по Обыденским, по Неопалимовским, по Сивцеву Вражку, я заглядываю в чужие окна, чтобы увидеть их - этих особенных людей, и какая у них мебель, и картины на стенах, и ряды книжных полок, и цветочные горшки, и зеркала - всё совсем-совсем такое, как в моём детстве.
Tags: безумное москвоведение, грустное, из ненаписанных мемуаров, про раньшешное, я шматовское отродье
Subscribe

  • Нельзя просто так зайти в букинистический и ничего не купить

    Не могу похвастаться тем, чтобы жизнь моя в последнее время была насыщена какими-то значительными событиями, достойными внимания хотя бы тех…

  • Как вам это нравится?

    Это скриншот из репортажа РБК о смерти знаменитого советского киноактёра Николая Губенко. Вот только на фото - никакой не Губенко, а актёр…

  • Наша (не ваша) Конституция

    Это первая страница Конституции Карельской Автономной Советской Социалистической Республики, принятой на внеочередной восьмой сессии Верховного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Нельзя просто так зайти в букинистический и ничего не купить

    Не могу похвастаться тем, чтобы жизнь моя в последнее время была насыщена какими-то значительными событиями, достойными внимания хотя бы тех…

  • Как вам это нравится?

    Это скриншот из репортажа РБК о смерти знаменитого советского киноактёра Николая Губенко. Вот только на фото - никакой не Губенко, а актёр…

  • Наша (не ваша) Конституция

    Это первая страница Конституции Карельской Автономной Советской Социалистической Республики, принятой на внеочередной восьмой сессии Верховного…