March 8th, 2008

атриум-алфавит

Восьмое марта

ПЕТРОЗАВОДСК. ПРОСПЕКТ ЛЕНИНА

Сегодня, когда все, как ошалелые, носятся по обледеневшим улицам с цветами - пожалуй, наиболее подходящий день для того, чтобы признаться в любви, но не к женщине - это я и так делаю достаточно часто! - а к городу, в котором я живу. Ровно восемнадцать лет назад, восьмого марта тысяча девятьсот девяностого года, я вышел из поезда Москва-Петрозаводск, я шёл по улице, которую вы видите на снимке - по проспекту Ленина - и с изумлением читал вывески на непонятном (я думал, что на карельском, но потом оказалось, что на финском) языке, было очень холодно, и прохожие точно так же, как и сегодня, куда-то спешили с букетами в руках, и уже тогда, в первые минуты своего пребывания в этом городе, я точно знал: это - мой город, здесь я буду жить.

Почему именно Петрозаводск? Этот вопрос мне задают достаточно часто, он успел основательно надоесть мне за эти годы, и сейчас я в очередной раз на него отвечу. Это решение было подсказано мне человеком, которого я видел первый и последний раз в жизни, незнакомым мальчиком, с которым мы случайно разговорились в очереди. Узнав о моём намерении уехать из Москвы, он посоветовал мне выбрать для жительства этот небольшой, тихий и уютный город, в котором - почему-то именно эту деталь он отметил особо - всего пять троллейбусных маршрутов, и когда моя московская жизнь - точнее, не-жизнь - стала совсем невыносимой, я вспомнил об этом разговоре, я поехал на вокзал, я купил билет - и последующие восемнадцать лет подтвердили, что я не ошибся.

Ещё один вопрос, который мне иногда задают: не жалею ли я, что уехал из Москвы? Нет, не жалею. Я устал от войны, от бесконечной и бессмысленной борьбы за существование, я добровольно оставил свой родной город на разграбление оккупантам-"понаехавшим", - ведь иногда, Форрест, надо просто бежать! - и я считаю, что поступил правильно. Когда я ехал сюда, у меня не было в этом городе ни одного знакомого, ни одного адреса в записной книжке, я не знал даже, где я буду ночевать - но было вместе с тем ощущение почти мистическое: меня здесь ждут. И за все эти восемнадцать лет не произошло ничего, что заставило бы меня хотя бы на минуту в этом усомниться.

Я люблю этот город, и он отвечает мне взаимностью - ведь именно здесь осуществилось всё, о чём я когда-либо мечтал.

Точнее, почти всё.