Олег Шматович (m_u_s_t_a_f_a) wrote,
Олег Шматович
m_u_s_t_a_f_a

Category:

"В пять часов утра, как всегда, пробило подъём..."

АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН (1918 - 2008)

Эти выходные я, как самый распоследний буржуй и капиталист, провёл на дорогущей базе отдыха на берегу Кончезера, катаясь на лодке и собирая чернику в такой вот милой компании, и предполагал, вернувшись в город, рассказать вам об этой поездке, - хоть я, признаться, и не любитель загородных прогулок и всякой там природы. Но новость, грустная для одних, а другим послужившая лишь очередным поводом злорадно потявкать, заставила меня изменить мои первоначальные намерения, и я решил, что гораздо важнее будет вспомнить сейчас, как произошло моё знакомство с прозой Александра Исаевича Солженицына.

Поскольку я вырос в интеллигентной семье, - более того, в семье самых настоящих диссидентов-"шестидесятников", - мне, естественно, с детства было известно о существовании некоего запрещённого "антисоветского" писателя Солженицына, вражеского наймита и клеветника, за чтение книг которого немедленно забирают в КГБ и сажают в тюрьму. И вот однажды - было мне тогда, кажется, лет двенадцать, а то и меньше - я всё-таки решился подойти к маме и поинтересоваться: нет ли в нашем доме, совершенно случайно, каких-либо произведений этого злейшего врага Советской власти и пособника мирового империализма? Каково же было моё удивление, когда мама, вместо того, чтобы в очередной раз рассказать мне страшную историю о том, что бывает с глупыми мальчиками, которые подслушивают разговоры взрослых дяденек и тётенек на кухне, а потом пересказывают услышанное одноклассникам в школе, просто подошла к стеллажу, взяла с полки тоненькую книжечку и протянула её мне.

Это был "Один день Ивана Денисовича" - издание 1964 года с предисловием Александра Трифоновича Твардовского. Я просто не поверил своим глазам: неужели Солженицына совершенно официально издавали в СССР? А потом я начал читать, и через некоторое время уже знал "Ивана Денисовича" почти наизусть, и даже сейчас, хотя прошло столько лет, я с лёгкостью цитирую его целыми абзацами, - вот такая у меня когда-то была память. Я считаю эту книгу подлинным шедевром и думаю даже, что даже если бы Александр Исаевич за всю свою жизнь не написал ничего, кроме "Одного дня...", он всё же только благодаря одной этой коротенькой повести мог бы считаться одним из величайших русских писателей двадцатого века.

Позже - когда "стало можно" - я, разумеется, прочёл и "В круге первом", и "Раковый корпус". Надо сказать, эти книги уже не произвели на меня сильного впечатления: уж очень они напоминают голливудские киносценарии.

Вот и всё, что я счёл необходимым сказать об Александре Исаевиче Солженицыне. Что ни говори, а писателей-то настоящих, крупномасштабных, в России после его смерти действительно не осталось. Конечно, те, кто считает писателями всех этих пелевиных-сорокиных-минаевых-багировых, - ах, да, есть же ещё какая-то там Оксана Робски! - могут со мной не согласиться.

А про Кончезеро я всё же обязательно расскажу. Есть и фотографии, и даже коротенькое видео, как я в оранжевом спасательном жилете гребу на лодке, но видео я выкладывать не буду: не так уж это интересно.
Tags: грустное, из ненаписанных мемуаров, про книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments