Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

атриум-алфавит

Вверх по теченью Чечёры-реки

Поездка имела три цели. Первая - отвезти ребёнка в Шереметьево и усадить на самолёт до Копенгагена. Ребёнок, между прочим, уже почти с меня ростом и размер обуви имеет в свои пятнадцать лет такой же, как у отца - сорок шестой. Вписались у новых знакомых - девиртуализация с этими симпатичнейшими людьми и была целью номер два - на Беговой, в преогромном доме напротив ипподрома; хоть и маленковский оказался дом, пятьдесят четвёртого года, но почти совсем как сталинский, с высоченными потолками, с чёрным ходом, и мусоропровод прямо в квартире, и мебель отделана клёном "птичий глаз", и всё совсем как в детстве. Но хоть прекрасен был этот дом, милы и гостеприимны были его хозяева, а две их большие добрые собаки так полюбили нас с Ахмадом, что не было никакого спасения от их грустных глаз и влажных носов, всё же подробнее я хочу рассказать о третьей цели моего приезда в Москву: разыскать то место, где хотя бы гипотетически мог располагаться дом номер 32 по улице Казакова.

РЕКА ЧЕЧЁРА И РУЧЕЙ КУКУЙ НА КАРТЕ 1836 ГОДА

Предупреждаю: дальнейшее повествование будет довольно бессвязным и интерес представляет исключительно для таких же маньяков-москвоманов, как я.

На вокзале купил обратный билет - и пешком по Краснопрудной до перекрёстка с Нижней Красносельской; там в кафе халяль (да-да, это реклама!) запасаюсь едой на весь предстоящий день. Выхожу к Бауманской. Оттуда переулками давно знакомыми, мимо немецких магазинчиков, мимо старообрядческой церкви в стиле ар-нуво, мимо корпусов МВТУ - к Яузе; через Госпитальный мост, мимо вдовьих домов - в Лефортовский парк. Теперь я знаю, что если обойти Головинские пруды и пролезть через щель в заборе, можно оказаться в очень необычном месте, среди старых кирпичных строений явно военного назначения. Оттуда выхожу на Первый Краснокурсантский, мимо колоннады Екатерининского дворца - вот где настоящее Лефортово, здесь до сих пор восемнадцатый век, здесь всё совершенно масонское. Потом Танковый проезд, Волочаевская, Самокатная - и вот я, весь мокрый, сижу на ступеньках горбатого мостика, пот капает с подбородка, футболка прилипла к брюху, ноги болят, но я почти у цели: там, на противоположном берегу Яузы, трамвайные рельсы уходят вверх, по Елизаветинскому переулку, мимо стадиона "Сокол" и дальше, а внизу, под асфальтом, под трамвайными путями, течёт в подземном коллекторе река Чечёра; я это знаю, почти чувствую, как там, в темноте, смешиваются воды Чечёры и Черногрязки, чтобы уже вместе, чуть ниже по течению, у Сыромятнического гидроузла, слиться с водой Яузы.

Магазинчик, азиат-продавец. Несколько глотков ледяной, только что из холодильника "Липецкой" - и вот я уже на улице Казакова. Да, всё именно так, как объяснял мне Дедушкин: усадьба Разумовского - дом 18, затем улица упирается в здание театрально-художественного училища, а за ним - уже снова Елизаветинский, и не только никакого дома 32 там нет, но нет даже такого места, где он предположительно мог бы стоять.

Остаётся одно: идти дальше, продолжать протирать свои и так уже едва живые кеды о московский асфальт. Под деревом на Доброслободской сидит какой-то хипстеришка, бренчит на укулеле - наверняка никакого представления даже не имеет о том, что где-то прямо под тем местом, где он сидит, течёт Чечёра, а в неё впадает ручей Кукуй, да ему и дела-то до этого никакого нет. Вот прохожая старушка в парике, с багажной тележкой - она, может быть, знает, но спрашивать я постеснялся.

Денисовские бани, похожие на мечеть или на синагогу. Разгуляй. Дом с "гробиком". Конечно, я знаю, что никакой это не гроб жены чернокнижника Брюса, а циферблат солнечных часов, а ещё в этом доме есть "лишняя" комната с окном, но без двери, как в "Големе" Майринка - да это всем известно. Шёл по Новой Басманной, не выдержал - свернул в сад им. Баумана посидеть-отдохнуть, вышел, пройдя сад насквозь, уже на Старую Басманную, дошёл до Покровских ворот, а что было дальше - уже точно никому не интересно.


Вот наблюдение: москвичи очень, просто патологически гаджетозависимы. В метро, например, все поголовно сидят, уткнувшись в свои смартфоны, как будто бы жизнь там, а не вокруг. Я попробовал выйти к памятнику Маяковскому и почитать вслух "Облако в штанах", но никто не обратил на меня внимания: подумаешь, мол, стоит какой-то дурак, ручищами размахивает и что-то бубнит, гораздо интереснее ведь в смартфон смотреть.

И вэйперы, да. Но их не так много, как я ожидал.
атриум-алфавит

Как я был челюскинцем

НА ПАЛУБЕ ССП. ПЕРВОЕ МАЯ 2015 ГОДА
Фото © Татьяны Николюкиной

Это мы с красоткой Мариной Ноженко из отдела праздников вчера, первого мая, в День солидарности трудящихся, вместо того, чтобы маршировать с транспарантами по проспекту Карла Маркса, торчим на палубе ССП (расшифровывается, напоминаю - средний сетеподъёмник), на котором нас везут с острова Кижи в Великую Губу. Великогубский причал был уже хорошо виден, но онежский лёд, который поначалу судёнышко наше легко преодолевало, становился по мере нашего движения к берегу всё толще, капитану приходилось давать сначала задний ход, а потом полный вперёд, чтобы продвинуться ещё на несколько метров, пока наконец ССП с разгона не заехал носом на лёд и не застрял окончательно. Пассажиры, до этого весело, с шутками и прибаутками обсуждавшие свежую новость - Романова посадили! нелидовского советника! обвиняют в педофилии! дело связано с прошлогодним самоубийством двух курсантов речного училища! - тут же полезли на палубу, и тема для шуток появилась уже другая: вмёрзли, мол, в лёд, как челюскинцы, сейчас Ляпидевский с Каманиным нас спасать прилетят.

Collapse )

Вместо Ляпидевского из Великой Губы прислали судно на воздушной подушке со смешным названием "хивус". Умещается в этот "хивус" только шесть человек, поэтому в Великую Губу нас перевозили двумя рейсами, что добавило сходства с историей челюскинцев. "Хивус" гораздо ниже, чем ССП, и можете себе представить... нет! вы не можете себе представить, как трудно было мне забираться на бревенчатый причал с тяжеленным частотомером Ч3-38, который мне подарил на острове один хороший человек.

Потом были пять часов тряски в автобусе среди унылых заонежских пейзажей, мимо заброшенных и полузаброшенных деревень, через Толвую, где добывают шунгит, через Медвежьегорск, где снимали "Любовь и голуби", мимо дымящего трубами (пока ещё дымящего) Кондопожского ЦБК - домой, где не нужно топить печь, таскать вёдрами воду из озера и выносить помои.

Ни одной змеи так и не увидел - холодно ещё. Не то что год назад.

Вот как, кстати, выглядит кижский Преображенский собор в полуотреставрированном состоянии, посмотрите Collapse )

Откровенно говоря, не понимаю, кто поедет на это смотреть, да ещё за такие деньги. Я имею в виду цены на билеты на "Метеоры", которые - хочу подчеркнуть - устанавливает не Музей-заповедник "Кижи", а компания-перевозчик.
атриум-алфавит

Таки вы будете смеяться, но я тоже напишу про одиннадцатое сентября!

Одиннадцатого сентября две тысячи первого года, пока все мы, разинув рты, сидели перед телевизорами и наблюдали, как в прямом эфире рушатся башни Всемирного Торгового Центра, в центре Петрозаводска догорало деревянное здание бывшего Дома крестьянина, в котором тогда располагались Карельская государственная филармония, Центр народного творчества и репетиционная база ансамбля Myllärit.

ДОМ КРЕСТЬЯНИНА ПОСЛЕ ПОЖАРА

Погорел бывший наш Дом крестьянина 11 сентября, в день авиаатаки Нью-Йорка. Причём покушение на ДК встало в ряд целой серии поджогов в центре Петрозаводска. Загорелась та часть здания, которую арендовали у Центра народного творчества владельцы бара, за счёт которого, говорят, истинные владельцы здания (Министерство культуры) и сводили концы с концами. Если бы пламя спалило дом до основания, судьба его решилась бы однозначно: место расчистить и построить нечто очень нужное и современное. Место ведь, действительно, очень привлекательное - в центре города и на просторном живописном берегу Лососинки. Но здание уничтожено огнём частично, поэтому и дискуссия о его будущем вышла продолжительная.

Вкратце позиция архитекторов, художников, историков и краеведов такова. Лишаться такого деревянного украшения городу нельзя. Но и денег на его реставрацию тоже нет и не предвидится. Выход предлагают следующий. Пусть дом вместе с земельным участком выставят на торги. Но пусть тот, кто приобретёт его, строит свой офис (ресторан, клуб, гостиницу) с сохранением экстерьера, т. е. внешнего вида здания периода 1929 г. Именно в это время дом представлял собой наиболее органичное воплощение архитектурного замысла его автора.

Пусть внутренняя планировка будет какой угодно, пусть начинят дом первоклассной современной техникой, но сохраните его самобытную внешность, господа будущие хозяева! Потому что каковы бы ни были неудачи с использованием уникального здания во все годы его истории, ценно оно для нас своим неповторимым оригинальным обликом. И никакое современное и крепкое здание на его месте никогда не восполнит утрату искусно выполненного теремка в духе народного зодчества.


Эти кажущиеся теперь наивными строки написаны уважаемым Николаем Петровичем Кутьковым*, по всей видимости, вскоре после пожара, когда от здания ещё что-то оставалось. На сегодняшний день сохранился лишь бетонный фундамент, зачем-то обнесённый забором; за него обычно бегает пописать молодёжь, пьющая по вечерам пиво в Парке пионеров. А филармония наша теперь размещается в бывшем Доме политпросвещения - здании, спроектированном для проведения партийных пленумов, но уж никак не симфонических концертов: акустика в зале отвратительная, да и зрительный зал не амфитеатром, как было в старой деревянной филармонии, так что из последних рядов ничего не видно и не слышно.

Вывод из этого следует один-единственный: нехуй, господа чиновники от культуры, - точнее, там всё больше дамы, - сдавать исторические здания в аренду под пивные.

*Да-да, совершенно верно: это папа Кутьковой.
атриум-алфавит

Беспечный ездок

ВЕБКАМЕРА НА ПЛОЩАДИ КИРОВА

Этот кадр снят вебкамерой, установленной на площади Кирова: виден кусочек Финского театра, а вдали - закрытый на ремонт Русский драматический театр. Интересно, кстати, что оба здания - и помпезный Русский драматический с типичными для "сталинского ампира" колоннами и статуями, и конструктивистский Финский с барельефом, изображающим кузнеца Илмаринена, который выковывает волшебную мельницу Сампо - построены хоть и в разное время, но по проектам одного и того же архитектора Саввы Бродского.

Только что я на бешеной скорости промчался по этой площади на велосипеде. Небо совсем светлое - скоро начнутся белые ночи. Всё так же ярко светит над крышами Венера. Улицы города почти пусты. Ни одной машины - только такие же маньяки-велосипедисты, как я, гоняют прямо по проезжей части.

Я люблю этот город.

По ночам он принадлежит нам, велосипедистам.
атриум-алфавит

Третий Рим захвачен варварами

ВЕРОНИКА МАВРИКИЕВНА И АВДОТЬЯ НИКИТИЧНА

Мне трудно представить, чтобы кто-то из представителей моего поколения не помнил этих двух "бабушек": без их участия не обходилась, пожалуй, ни одна праздничная передача Центрального Телевидения, и даже сейчас небезызвестный телевизионный уродец Петросян пытается эксплуатировать образы, созданные в начале семидесятых Борисом Владимировым и Вадимом Тонковым, убого клонировав их в виде "новых русских бабок".

Впрочем, речь не о Петросяне: этот несчастный и так давно превратился во всеобщее посмешище и вызывает у телезрителей, пожалуй, ещё больше раздражения, чем реклама женских гигиенических прокладок. Не так давно я с большим удивлением узнал, что один из участников знаменитого эстрадного дуэта, исполнитель роли "вшивой интеллигентки" Вероники Маврикиевны Вадим Сергеевич Тонков был, оказывается, внуком великого русского архитектора Фёдора (Франца Адольфа) Шехтеля, представителя стиля "модерн", автора красивейших зданий Москвы, - в частности, особняка С. П. Рябушинского у Никитских ворот, ныне известного как дом-музей пролетарского писателя А. М. Горького.

ОСОБНЯК С. П. РЯБУШИНСКОГО, МОСКВА

Творения Фёдора Шехтеля - это, пожалуй, та самая "изюминка", которая для меня в первую очередь и отличает Москву, город моего детства, от других городов, придавая своеобразие её архитектурному облику.

Жаль только, что с каждым годом этих чудесных "пряничных домиков" становится всё меньше и меньше.

Третий Рим, захваченный варварами, доживает последние дни.

А четвёртому, как известно, не быти.
атриум-алфавит

Аксолотль

Стоя у аквариума во Дворце пионеров, наблюдая за аксолотлями, размышлял о том, что мы, люди - по сути дела, те же аксолотли. Мы точно так же, как и они, рождаемся, живём, размножаемся и умираем, оставаясь при этом личинками, и хотя у каждого из нас есть шанс стать настоящим, лишь немногим удаётся его использовать. Мысль, собственно, не новая.

АКСОЛОТЛЬ

В поисках картинки для этого поста наткнулся на другой пост ЖЖ-юзера takopus, где высказана та же идея: то, что мы называем жизнью, - в действительности всего лишь возможность. Возможность быть.