Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

атриум-алфавит

Как я чуть не подох на острове Кижи

Каждую весну перед началом туристического сезона всех работников нашего музея, способных держать в руках хотя бы грабли, отправляют на остров, на так называемый "субботник". Вообще-то субботником это мероприятие называть довольно глупо: обычно это несколько дней, и вовсе не обязательно один из них - суббота, и оформляется как командировка, и оплачивается соответственно. Пилим бензопилой сухие вязы вдоль берега, грузим всякий ржавый-гнилой хлам на тракторную тележку, красим скамейки, просто собираем мусор - в общем, готовим остров к приёму туристов.

Дорога "туда" на сей раз заняла совсем немного времени: в шесть часов утра меня прямо возле дома прихватил микроавтобус - бывший нелидовский "Фольксваген" отправили в Великую Губу забрать пробы воды для отдела природы, а нескольких пассажиров взяли в качестве попутного груза, чтобы не гонять полупустой транспорт. В половине девятого были уже в Медвежьегорске, со свистом пронеслись мимо Шуньги и Толвуи, а на великогубском причале нас уже ждал "хивус" - судно на воздушной подушке. Никаким другим способом на Кижи сейчас не попадёшь: лёд от Великой Губы до самого острова.

ДОМ ЛЕВИЧЕВА

На кривоватом фото - дом крестьянина Левичева в деревне Ямка, в котором я обычно останавливаюсь. Заселился. Холод в доме просто собачий, явно с прошлого года не топлено, даже пар изо рта идёт. Растапливаю печь.

Сразу уточню: печь я топить умею, не один год прожил в доме с печным отоплением, и данную конкретную печь тоже топил не впервые. Терпеливо дождался, пока угли дотлеют до нужного состояния, несколько раз поворошил кочергой - всё по правилам, синих огоньков нет. Задвинул задвижку и наконец прилёг отдохнуть.

Collapse )

Одного я не понимаю: откуда взялось выражение "несётся как угорелый"? Теперь-то мне хорошо известно, что способность нестись куда-либо есть именно то, что угорелый теряет в первую очередь.
атриум-алфавит

Так глотай же скорей рыбий жир ленинградских речных фонарей

Кофе с собой - гениальное изобретение. Я бы, честное слово, Нобелевскую премию дал тому, кто его придумал. Вот как прошла эта неделя: каждый день с понедельника до пятницы - утро, Невский проспект под ногами, кофе с собой - в себя, пустой бумажный стаканчик - в урну, чуть не доходя Аничкова моста - направо, на набережную Фонтанки. Стажировка моя, как я и предполагал, оказалась совершеннейшей формальностью: переплёл наконец-то своего Симонова, подаренного мне ещё в девяносто пятом году, когда я работал у Михалкова в "Парагоне" - да и всё. У тёток из ФЦКБФ тоже есть дела и поважнее, и поинтереснее, чем со мной возиться. Вот он, Симонов-то.

СИМОНОВ

Кожу и мраморную бумагу ручного крашения, а также бумагу для форзацев, коленкор для фальчиков и все прочие материалы Федеральный центр консервации библиотечных фондов предоставил мне с такой щедростью, на которую я даже не рассчитывал. Вообще ФЦКБФ - настоящий Клондайк: всё, что только может понадобиться переплётчику для работы, у них просто штабелями лежит.

А вот та самая бумажка, за которой меня и отправляли на стажировку:

Collapse )

Двадцать лет - даже больше! - как-то существовал без неё, работал, причём никаких претензий к качеству моей работы ни у кого не было; теперь буду существовать с ней.

А теперь - краткий отчёт о культурных мероприятиях. Естественно, ни по каким Эрмитажам или там Кунсткамерам я не ходил, а вместо этого два вечера проторчал в домашнем музее Максима Смирнова (это заслуживает отдельного поста, даже не одного! и фоторепортажа!), побывал в мастерской знаменитого скульптора Михаила Константиновича Аникушина, где прямо по комнате проложены рельсы для огромного станка, и там мы под руководством весёлого режиссёра до шести часов утра вырезали из мятой бумаги облака для детского спектакля, а также посетил дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина на улице Графтио, довольно-таки скучный и с приставучими смотрительницами.

Вообще-то Питер не люблю, но Петроградская сторона хороша: очень похоже на центр Москвы, а река Карповка - совсем как Яуза.

Ещё раз скажу: ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОФЕ С СОБОЙ!!!
атриум-алфавит

Вверх по теченью Чечёры-реки

Поездка имела три цели. Первая - отвезти ребёнка в Шереметьево и усадить на самолёт до Копенгагена. Ребёнок, между прочим, уже почти с меня ростом и размер обуви имеет в свои пятнадцать лет такой же, как у отца - сорок шестой. Вписались у новых знакомых - девиртуализация с этими симпатичнейшими людьми и была целью номер два - на Беговой, в преогромном доме напротив ипподрома; хоть и маленковский оказался дом, пятьдесят четвёртого года, но почти совсем как сталинский, с высоченными потолками, с чёрным ходом, и мусоропровод прямо в квартире, и мебель отделана клёном "птичий глаз", и всё совсем как в детстве. Но хоть прекрасен был этот дом, милы и гостеприимны были его хозяева, а две их большие добрые собаки так полюбили нас с Ахмадом, что не было никакого спасения от их грустных глаз и влажных носов, всё же подробнее я хочу рассказать о третьей цели моего приезда в Москву: разыскать то место, где хотя бы гипотетически мог располагаться дом номер 32 по улице Казакова.

РЕКА ЧЕЧЁРА И РУЧЕЙ КУКУЙ НА КАРТЕ 1836 ГОДА

Предупреждаю: дальнейшее повествование будет довольно бессвязным и интерес представляет исключительно для таких же маньяков-москвоманов, как я.

На вокзале купил обратный билет - и пешком по Краснопрудной до перекрёстка с Нижней Красносельской; там в кафе халяль (да-да, это реклама!) запасаюсь едой на весь предстоящий день. Выхожу к Бауманской. Оттуда переулками давно знакомыми, мимо немецких магазинчиков, мимо старообрядческой церкви в стиле ар-нуво, мимо корпусов МВТУ - к Яузе; через Госпитальный мост, мимо вдовьих домов - в Лефортовский парк. Теперь я знаю, что если обойти Головинские пруды и пролезть через щель в заборе, можно оказаться в очень необычном месте, среди старых кирпичных строений явно военного назначения. Оттуда выхожу на Первый Краснокурсантский, мимо колоннады Екатерининского дворца - вот где настоящее Лефортово, здесь до сих пор восемнадцатый век, здесь всё совершенно масонское. Потом Танковый проезд, Волочаевская, Самокатная - и вот я, весь мокрый, сижу на ступеньках горбатого мостика, пот капает с подбородка, футболка прилипла к брюху, ноги болят, но я почти у цели: там, на противоположном берегу Яузы, трамвайные рельсы уходят вверх, по Елизаветинскому переулку, мимо стадиона "Сокол" и дальше, а внизу, под асфальтом, под трамвайными путями, течёт в подземном коллекторе река Чечёра; я это знаю, почти чувствую, как там, в темноте, смешиваются воды Чечёры и Черногрязки, чтобы уже вместе, чуть ниже по течению, у Сыромятнического гидроузла, слиться с водой Яузы.

Магазинчик, азиат-продавец. Несколько глотков ледяной, только что из холодильника "Липецкой" - и вот я уже на улице Казакова. Да, всё именно так, как объяснял мне Дедушкин: усадьба Разумовского - дом 18, затем улица упирается в здание театрально-художественного училища, а за ним - уже снова Елизаветинский, и не только никакого дома 32 там нет, но нет даже такого места, где он предположительно мог бы стоять.

Остаётся одно: идти дальше, продолжать протирать свои и так уже едва живые кеды о московский асфальт. Под деревом на Доброслободской сидит какой-то хипстеришка, бренчит на укулеле - наверняка никакого представления даже не имеет о том, что где-то прямо под тем местом, где он сидит, течёт Чечёра, а в неё впадает ручей Кукуй, да ему и дела-то до этого никакого нет. Вот прохожая старушка в парике, с багажной тележкой - она, может быть, знает, но спрашивать я постеснялся.

Денисовские бани, похожие на мечеть или на синагогу. Разгуляй. Дом с "гробиком". Конечно, я знаю, что никакой это не гроб жены чернокнижника Брюса, а циферблат солнечных часов, а ещё в этом доме есть "лишняя" комната с окном, но без двери, как в "Големе" Майринка - да это всем известно. Шёл по Новой Басманной, не выдержал - свернул в сад им. Баумана посидеть-отдохнуть, вышел, пройдя сад насквозь, уже на Старую Басманную, дошёл до Покровских ворот, а что было дальше - уже точно никому не интересно.


Вот наблюдение: москвичи очень, просто патологически гаджетозависимы. В метро, например, все поголовно сидят, уткнувшись в свои смартфоны, как будто бы жизнь там, а не вокруг. Я попробовал выйти к памятнику Маяковскому и почитать вслух "Облако в штанах", но никто не обратил на меня внимания: подумаешь, мол, стоит какой-то дурак, ручищами размахивает и что-то бубнит, гораздо интереснее ведь в смартфон смотреть.

И вэйперы, да. Но их не так много, как я ожидал.
атриум-алфавит

Как я был челюскинцем

НА ПАЛУБЕ ССП. ПЕРВОЕ МАЯ 2015 ГОДА
Фото © Татьяны Николюкиной

Это мы с красоткой Мариной Ноженко из отдела праздников вчера, первого мая, в День солидарности трудящихся, вместо того, чтобы маршировать с транспарантами по проспекту Карла Маркса, торчим на палубе ССП (расшифровывается, напоминаю - средний сетеподъёмник), на котором нас везут с острова Кижи в Великую Губу. Великогубский причал был уже хорошо виден, но онежский лёд, который поначалу судёнышко наше легко преодолевало, становился по мере нашего движения к берегу всё толще, капитану приходилось давать сначала задний ход, а потом полный вперёд, чтобы продвинуться ещё на несколько метров, пока наконец ССП с разгона не заехал носом на лёд и не застрял окончательно. Пассажиры, до этого весело, с шутками и прибаутками обсуждавшие свежую новость - Романова посадили! нелидовского советника! обвиняют в педофилии! дело связано с прошлогодним самоубийством двух курсантов речного училища! - тут же полезли на палубу, и тема для шуток появилась уже другая: вмёрзли, мол, в лёд, как челюскинцы, сейчас Ляпидевский с Каманиным нас спасать прилетят.

Collapse )

Вместо Ляпидевского из Великой Губы прислали судно на воздушной подушке со смешным названием "хивус". Умещается в этот "хивус" только шесть человек, поэтому в Великую Губу нас перевозили двумя рейсами, что добавило сходства с историей челюскинцев. "Хивус" гораздо ниже, чем ССП, и можете себе представить... нет! вы не можете себе представить, как трудно было мне забираться на бревенчатый причал с тяжеленным частотомером Ч3-38, который мне подарил на острове один хороший человек.

Потом были пять часов тряски в автобусе среди унылых заонежских пейзажей, мимо заброшенных и полузаброшенных деревень, через Толвую, где добывают шунгит, через Медвежьегорск, где снимали "Любовь и голуби", мимо дымящего трубами (пока ещё дымящего) Кондопожского ЦБК - домой, где не нужно топить печь, таскать вёдрами воду из озера и выносить помои.

Ни одной змеи так и не увидел - холодно ещё. Не то что год назад.

Вот как, кстати, выглядит кижский Преображенский собор в полуотреставрированном состоянии, посмотрите Collapse )

Откровенно говоря, не понимаю, кто поедет на это смотреть, да ещё за такие деньги. Я имею в виду цены на билеты на "Метеоры", которые - хочу подчеркнуть - устанавливает не Музей-заповедник "Кижи", а компания-перевозчик.
атриум-алфавит

Работать!

Многие думают, что поперечные выпуклости на корешке книги - они называются "бинты" - просто декоративный элемент. Иногда бинты действительно делают фальшивые, чтобы книга выглядела "по-раньшешному", но вообще-то бинты - важнейший элемент конструкции книжного переплёта. В этих валиках проходят толстые шнуры из пеньки, к которым одна за другой на специальном швальном станке пришиты тетради книжного блока. Шитво* на шнуры по прочности не сравнится ни с каким другим способом, поэтому я применяю только его.

Вот образец моей работы - Библия 1912 года издания. Работа была бы значительно проще и заняла бы гораздо меньше времени, если бы до того, как книга попала мне в руки, какой-то умник не попытался подклеить корешок совершенно неподходящим для этой цели клеем - кажется, БФ-2.

БИБЛIЯ ИЛИ КНИГИ СВЯЩЕННАГО ПИСАНIЯ ВЕТХАГО И НОВАГО ЗАВЕТА ВЪ РУССКОМ ПЕРЕВОДЕ СЪ ПАРАЛЛЕЛЬНЫМИ МЕСТАМИ ИЗДАНИЕ ДЕСЯТОЕ САНКТПЕТЕРБУРГЪ СVНОДАЛЬНАЯ ТИПОГРАФIЯ 1912

Collapse )

Только натуральные материалы: кожа, картон, пеньковый шнур, льняные нитки. Разве что клей, за неимением рыбьего, использую наполовину синтетический: смесь ПВА с мучным плюс чуть-чуть скипидара в качестве антисептика. Форзацы (точнее - форзац и нахзац) прошивные, то есть прошиваются вместе с первой и последней тетрадями, а фальцы - отогнутые краешки - подклеиваются затем ко второй и предпоследней.

Филета для тиснения изготовлена когда-то мною собственноручно в совершенно не приспособленных для этого условиях из такой штуки с деревянной рукояткой, при помощи которой вытаскивают из духовки горячие противни. Голь, как известно, на выдумки хитра.

*Именно так: не "шитьё", а "шитво". "Шитво" и "крытво" - слова из профессионального жаргона переплётчиков.
атриум-алфавит

Выползок

КИЖИ. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР ВО ВРЕМЯ РЕСТАВРАЦИИ

Вернулся с острова Кижи. Навигация ещё не открыта, поэтому добирались на перекладных: сначала долго-долго на автобусе через Медвежьегорск, Шуньгу и Толвую, мимо заброшенных заонежских сёл до Великой Губы, а оттуда - ещё часа полтора на маленьком рыболовном судёнышке ССП (расшифровывается - средний сетеподъёмник). Три дня подготавливали территорию музея-заповедника к началу туристического сезона: грузили на тракторную телегу гнилые доски, брёвна, ржавые бочки, всякий хлам. Жили в Ямке, в доме Левичева, топили русскую печь. Так непривычно вдруг оказаться как будто в "раньшем времени", среди ветряных мельниц и деревянных часовенок, где по ночам поют лягушки, воду можно пить прямо из озера (да-да! других источников воды там и нет!), велосипед не нужно пристёгивать, а дорога из любого пункта А в любой пункт Б занимает не более пятнадцати минут - остров-то совсем невелик. Но наиболее яркое впечатление - змеи, удивительно красивые, незаслуженно называемые "гадюками". Их много, они разные - есть чёрные, есть пёстрые, они струятся в траве, они выползают на камни и греются на солнышке, а когда подходишь полюбоваться - шипят, показывают раздвоенные язычки. Оказалось, что змею можно поднимать за хвост - силы её мышц недостаточно для того, чтобы изогнуться и цапнуть тебя за руку, а когда змея собирается сбросить кожу, она вообще беспомощна, потому что почти ничего не видит. Змеи прекрасны, а те, кто называет их "гадами" и брезгливо морщится при виде их, мне непонятны.

Вот как выглядит выползок - кожа, сброшенная змеёй. Этот выползок я нашёл на лугу во время работы и привёз с собой в качестве талисмана-оберега.

Collapse )

Говорят, укус гадюки не так уж и опасен, во всяком случае не смертелен: это ведь не кобра и не гюрза! Я по-настоящему, всей душой полюбил кижских змей, да и вообще остров Кижи - непростое место.

Трудно представить себе, как это - с самого рождения не иметь ни рук, ни ног.
атриум-алфавит

Вернулись!

1. В первый же день пошли в Пушкинский на прерафаэлитов. Как можно было не пойти? Между прочим, как работник музея я пользуюсь правом бесплатного посещения всех музеев и выставочных залов, что привело Ахмада в немалое восхищение.

2. Развиртуализовались наконец-то с lunteg и sever_yuga, а позже - с kryllerом.

3. Возвращаясь с Саввинской набережной от lunteg и sever_yuga, случайно обнаружили на углу Хользунова переулка и улицы Усачёва музей, о котором прежде даже не слышали - музей ретро-автомобилей "Автовилль". Там есть на что взглянуть! Честное слово, не жаль тех деньжищ, которые пришлось выложить за билеты. Было время, когда автомобиль был не средством передвижения, а роскошью и даже произведением искусства.

4. Пожалуй, наиболее яркое впечатление этой поездки - посещение Музея индустриальной культуры: огромный ангар, сплошь заваленный всевозможным старым ржавым барахлом - точь в точь моя комната на Пробной, только во много раз больше. В отличие от "Автовилля" - бесплатный. Хочешь оказать музею посильную материальную помощь - просто опусти небольшую сумму денег в прозрачную копилку из оргстекла, а взамен возьми себе на память сувенирную кружку, значок или магнитик с эмблемой. Хочешь экскурсию - попроси тётеньку-коллекционера лодочных моторов, она всё расскажет и покажет, а для тех, кто считает себя самым умным (как я, например), есть возможность просто ходить-бродить и - опять-таки в отличие от "Автовилля" - не только разглядывать, но и трогать, и ручки крутить, а некоторые даже за рулём "Бентли" посидели. Место настолько притягательное, что даже случайный прохожий, у которого мы спросили дорогу, сначала подробно объяснил нам, как пройти, потом, не удовольствовавшись этим, проводил нас до самого музея, да потом ещё какое-то время вместе с нами там проторчал. Люди, живущие в Москве и до сих пор ни разу не бывавшие в этом музее, мне непонятны.

5. Ну, а теперь - фотоотчёт о привезённом.

КОЛОНКА ОТ МАГНИТОФОНА ЯУЗА-10

Колонку от "Яузы-10" - первого и последнего советского лампового стереофонического магнитофона - разыскал для меня на какой-то интернет-барахолке, выкупил у предыдущего владельца и даже привёз из Люберец друг мой Антон Размахнин, за что я просто не знаю, как его благодарить.

Collapse )

Всё.

То есть, конечно, многое можно было бы ещё написать, но как-то не пишется.
атриум-алфавит

Вернулся с курорта органов движения

ОБНИМАЮСЬ С АБРАМОМ

Спинальная анестезия оказалась не так страшна, какой её рисовало моё разыгравшееся воображение: пока доктор возился с моей свежевыбритой ногой, я лежал и тихонько пел русские народные песни, в одном особенно грустном месте - где про кофточку шитую, шубку на лисьем меху - расчувствовавшись, даже заплакал, чем не на шутку перепугал анестезиолога; а когда потом весёлые медсёстры с грохотом покатили меня из операционной обратно в палату, я радостно орал на всё отделение: слава доктору Кукушкину!!! да здравствует доктор Кукушкин!!! Костыли не понадобились: уже на следующий день я бодро ковылял по больничному коридору. Называлось всё это - артроскопия правого коленного сустава. Вот что написано в эпикризе:

Collapse )

Попросту говоря - поотрубали мне к чёртовой матери некоторые не очень важные органы движения, и вот я снова дома, целуюсь-обнимаюсь с нашими котами.
атриум-алфавит

Спасибо, Мединский!

Завтра в 9.00 мне, как и всем сотрудникам Музея-заповедника "Кижи", предстоит официальное знакомство с нашим новым барино директором.

ВОР

Вообще-то мы уже знакомы: Андрей Нелидов, выдающийся исполнитель песни про человека и кошку, член нетрудно-догадаться-какой партии, совсем недавно с позором отстранён от должности главы Республики Карелия, и вот - новая попытка трудоустройства. Надо ли говорить, с каким восторгом восприняли мы это назначение!



Очень удачно, на мой взгляд, ситуацию обрисовал мой старый товарищ Андрей Цунский.

Почему случившееся в Кижах - не рейдерство? Увы, это прекрасное определение совершенно к ситуации не подходит. Что не так? А вот что. Рейдер хочет поглотить предприятие, присвоить его, а затем холить и лелеять, вкладывать в него деньги и извлекать прибыль, при этом ни с кем не делясь. А эти господа? Они уже сумели добиться полной невозможности посещения Кижей жителями Карелии, вздув цены выше телебашни. Теперь они хапнут Кижи совсем, и первое, что они там устроят - это пожар. Или потопят пароход с иностранными туристами. Или разберут Преображенскую церковь, как первоклашка будильник, и не смогут собрать. Ну, и конечно, они прогонят ученых и наймут побольше охранников и билетёров, откроют кабак, устроят концерт Стаса Михайлова, начнут венчать там своих сыновей со своими дочерьми, крестить внуков. Кто-то может приехать с любовницей и специально устроить ей ночь с собой, виагрой и ФСОшниками в стогу сена. Но пожар, боюсь, они устроят в первую очередь. По сравнению с нашими чиновниками, лишённый тяги к прекрасному финансово заинтересованный рейдер был бы по сравнению с едропартхозноменклатурой спасением для национального достояния. Но - увы. И повторюсь - мне страшно. Эти начнут именно с пожара. Судя по приснопамятному стилю работы в правительстве республики.

У нового директора есть уже и "свой" заместитель - Иван Романов, бывший директор ликёро-водочного завода "Петровский". Некоторое представление об умственных способностях будущего зама можно получить, посмотрев этот видеоролик, снятый в Министерстве культуры РФ.

Что же касается моего личного мнения, то я уже достаточно ясно выразил его здесь, здесь, здесь и здесь, а если понадобится - выражу и ещё неоднократно, и не только в интернетах. Кижи пережили финскую оккупацию - переживут и Нелидова.

атриум-алфавит

Джуди Дайбл: через сорок лет после "The Brondesbury Tapes"

JUDY DYBLE

Музыка - одна из важнейших частей моей жизни, она нужна мне почти так же, как воздух - без музыки я задыхаюсь, и слушаю её очень много, самой разной - от квартетов Дмитрия Шостаковича до нигерийского афробита и хайлайфа, но далеко не всякая музыка способна вызвать во мне такое острое желание рассказать о ней всем-всем, чтобы как можно большее количество людей услышали её и восхитились. Вот альбом, который я давно искал: это та самая Джуди Дайбл, которая пела с Робертом Фриппом, братьями Джайлз и Яном Макдональдом на пластинке The Brondesbury Tapes (точнее, это даже не пластинка была, а архивные записи, изданные, кажется, только в 2004-м году), потом была вокалисткой знаменитой английской фолк-группы Fairport Convention, потом - половинкой хоть и "не так очень"* известного, но ничуть не менее прекрасного фолк-дуэта Trader Horne - и вот проходит сорок лет, и Джуди записывает такую сказочную пластинку, как будто бы снова шестьдесят восьмой год... Именно с этим годом связаны мои первые детские воспоминания - путешествие с родителями на теплоходе в Вологодскую область, в Ферапонтово; мне не было тогда ещё и трёх лет, но некоторые моменты этой поездки так ярко запечатлены в моей памяти, словно это было вчера.

*"Не так очень" - так говорил мой друг Ахмад Ибрагим Мустафа Аль-Агали из Судана. Ещё он придумал слово "негрушка", которое я тоже часто употребляю.

JUDY DYBLE 2009 TALKING WITH STRANGERS

WavPack (image + cue) на Народе. К архиву добавлено 5% информации для восстановления.